Вітаю Вас, Гість! Реєстрація RSS

Майданчик.ua

П`ятниця, 15.12.2017
Головна » Статті » ІМХО

Кого боялся Сталин в 1941 году? Новая версия - почему СССР провалил начало войны

Каждый год 22 июня, в День памяти и скорби, мы еще и еще раз задаемся вопросом: как могло случиться, что в начале войны наша армия так быстро пропустила врага к Москве? 
По какой причине десятки тысяч наших танков, боеспособных и превосходивших по тактическим характеристикам германские, в первые же месяцы боев оказались либо грудой металлолома, либо в руках врага? Что стало причиной неразберихи, которая привела 3 миллиона наших солдат и офицеров в плен уже к концу 1941 года? Ответов дается много, но ни один не убеждает до конца.

Заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском кремле, член-корреспондент Академии военно-исторических наук Михаил ЧЕРЕПАНОВ предлагает свою оригинальную версию случившегося, к которой пришел, изучая недавно рассекреченные документы и разрозненные факты. Наверное, многим она покажется спорной - как и всякая новая гипотеза. Но кто знает, может быть, спустя годы она войдет во все учебники истории. Основания для этого есть.

      Наш ответ Чемберлену

Малоизвестный факт: уже летом 1940 года Красная Армия получила задачу готовить стратегическую оборону не на новой западной границе, а отражать угрозы другого противника. А именно - на Кавказе, в единственном тогда нефтедобывающем районе СССР.

То, что будущие наши союзники планировали бомбить наши Баку и Грозный уже в 1940 г., описано во многих публикациях. Действительно, 24 января начальник Генерального штаба Великобритании генерал Э.Айронсайд в своем меморандуме «Главная стратегия войны» указывал: «Мы сможем оказывать эффективную помощь Финляндии лишь в том случае, если... нанесем удар по Баку - району добычи нефти, чтобы вызвать серьезный государственный кризис в России». 3 февраля французский генштаб дал командующему ВВС Франции в Сирии генералу Ж.Жюно, полагавшему, что «исход войны решится на Кавказе, а не на Западном фронте», приказ изучить возможность осуществления воздушного нападения на Баку.

В Анкаре английские, французские и турецкие военные обсуждали вопрос использования турецких аэродромов для бомбежки Кавказа. В день нападения немцев на Францию французы, знавшие, кто снабжает горючим Германию, сообщали Черчиллю о готовности бомбить Баку. Союзное командование назначило первую бомбардировку Кавказа на 15 мая 1940 г. Документы об этом, захваченные немцами в Париже, были переданы Гитлером Сталину. Тот воспринял эту угрозу серьезно и дал приказ усилить Закавказский военный округ.

В районе Баку было сосредоточено 420 зенитных пушек калибра 76 - 85 мм и 60 орудий малого калибра. К июню 1941 г. в ПВО Баку было 19 радиолокационных станций (для сравнения: в ПВО Москвы - всего 3!). Штатная численность войск ЗакВО возросла к 1 июля 1940 г. в 3,2 раза. Списочная численность войск округа возросла до 320128 человек.

Более того, Сталин решил не ограничиваться обороной, а приступил к подготовке ответного удара. Его должны были нанести 6 дальнебомбардировочных полков (свыше 350 бомбардировщиков ДБ-3). А разработка наземной операции превентивного удара была поручена одному из перспективных военачальников, ставшему к концу войны маршалом, а в то время - начальнику штаба Закавказского военного округа генерал-майору Ф.И.Толбухину.

       Наши в Иране

И превентивный удар на Кавказе действительно был осуществлен, и  довольно успешно. Наши части вошли в Северный Иран внезапно, стремительно и без существенных потерь. Общее руководство операцией осуществлял генерал-лейтенант Д.Т.Козлов - командующий Закавказским фронтом, в составе которого были развернуты 44, 45, 46 и 47-я общевойсковые армии. В операции также участвовала 53-я общевойсковая армия под командованием генерал-майора С.Г.Трофименко.

Официальная история до сих пор утверждает, что наши войска перешли государственную границу Ирана лишь 25 августа 1941 г. И исключительно только для того, чтобы «обеспечить фронт импортными материалами и машинами, следующими через Иран» - именно так в феврале 1944 г. была сформулирована в газетах цель этой военной кампании, когда советское руководство наконец-то решило опубликовать список награжденных орденами и медалями за «кавказский поход».

Однако автору этих строк удалось найти несколько документальных подтверждений того, что Красная Армия перешла границу Ирана не 25 августа, а на два месяца раньше.

В частности, в Центральном архиве Министерства обороны РФ хранится документ о том, что Спиридонов Николай Спиридонович, мобилизованный в ряды Красной Армии в 1939 г. из Таканышского района ТАССР, пропал без вести 22 июля 1941 г. в Иране. Тогда же там же пропал без вести боец 276-го сп В.Г.Гамзаян 1916 г. р. из Азербайджана. Спрашивается, что они там делали в это время, если мы ввели войска в Иран только 25 августа?

Там же, в ЦАМО, хранятся карты военнопленных П.Ф.Кулакова 1918 г. р. из Омской области и В.Е.Бидненко 1921 г. р. из Киевской области, которые попали в плен в Иране один 30 июня, а второй 28 июля 1941 г.

Еще один факт: командир 83-й горно-стрелковой дивизии (якобы получившей приказ войти в Иран только 25 августа) генерал-майор А.С.Байдалинов расстрелян по приговору военного трибунала в Северном Иране... 12 июля 1941 г. Об этом свидетельствует военный юрист В.Е.Звягинцев в своей книге «Война на весах Фемиды: война 1941 - 1945 гг. в материалах следственно-судебных дел» (2006 г.).

В то же время обнародованные оперативные карты боевых действий 77-й отдельной горно-стрелковой дивизии в Иране хотя и имеют дату 21.8 - 1.9.1941, но она явно наклеена на свежей бумаге позднее, а сама карта имеет массу подозрительных подчисток. Например, дата вхождения наших войск в г. Шиффаруд вообще затерта, как в дневнике двоечника.

       Новая версия

Но почему же Сталин дал приказ наступать на Иран сразу после нападения Гитлера?

Я считаю вопреки известной версии В.Резуна-Суворова, что Сталин собирался вести войну «на чужой земле и малой кровью» не против Гитлера на западных рубежах, а в Азии против Великобритании. Германия в таком случае воспринималась согласно принципу «Враг моего врага - мой друг». Более того, по моему мнению, Гитлер был в курсе этих планов Сталина. И даже уверял его в своей готовности тоже выступить против Англии.

Вспомним историю. Кто с 1918-го по 30-е годы ХХ века был главным врагом СССР? Великобритания. Она фактически командовала в Антанте, которая в ходе интервенции пыталась захватить наш Север и Кавказ. Перед началом Второй мировой войны Англия была крупнейшей в мире колониальной империей, в сферу влияния которой входили Афганистан, Иран, Турция, Китай, Индия и другие страны Юго-Восточной Азии. Завоевание британских колоний вполне вписывалось в планы мировой революции, о которой большевики говорили всегда.

А с Германией отношения у СССР всегда были дружеские. Уже в 1918 г. немцы помогли советскому правительству освободить Мурманск и Архангельск от оккупационных войск. В 1922 году между двумя странами был заключен Рапалльский договор, который означал окончание международной дипломатической изоляции молодой советской республики и признание ее де-юре как государства. Для Германии же это был первый равноправный договор после Версаля. Вспомним и то, что в августе 1939 г. был заключен Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

      Иначе не объяснить

Помните, какой была первая реакция Сталина, когда ему сказали, что немецкие самолеты бомбят наши города? По свидетельству Молотова и Микояна, Сталин сказал: «Это провокация английских шпионов в вермахте». Психологически это вполне понятно. Представьте себя на его месте. Он год готовился к прыжку на юг! Более того, «кавказский поход» был, безусловно, выгоден и СССР, и Германии, так как задумывался как война против общего врага - Великобритании.

Сталин учитывал, что Гитлер, находясь к началу 1941 г. в состоянии войны со всем миром,  не мог себе позволить воевать еще и с СССР. Начинать войну с Россией, когда ты уже увяз на Балканах, Северной Африке и на Ближнем Востоке, для Гитлера было равносильно самоубийству. Поэтому Сталин до последнего не верил, что фюрер решился напасть на СССР.

В мае 1941 г. Гитлер прислал ему письмо со словами: «Возможны провокации. Не поддавайтесь на них!» Соответственно, посылая наши войска в Иран сразу после нападения Германии, Сталин таким образом решал две задачи: защищал нефтепромыслы Баку и давал знак Гитлеру, что он не поддается на провокации и проводит прежний план. Иначе этот поступок трудно объяснить.

Сталин действительно верил Гитлеру. Более того, считал союзником. Но это была ошибка. 

Автор: Михаил ЧЕРЕПАНОВ, заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском кремле, член-корреспондент Академии военно-исторических наук 


Джерело: http://www.kazved.ru/printa/44983.aspx
Категорія: ІМХО | Додав: Bog_Bod (18.07.2013) | Автор: Михаил ЧЕРЕПАНОВ W
Переглядів: 361 | Теги: друга світова, 1941, Гітлер, Сталін, ВОВ | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]