Вітаю Вас, Гість! Реєстрація RSS

Майданчик.ua

Неділя, 19.11.2017
Головна » Статті » Історія

Национальная борьба в Западной Украине. Часть 3


«Украинское Возрождение» в Галичине: опирайся на собственные силы!

В отличие от мелких, подпольных, радикальных партий в царской России, включая Восточную Украину, украинские партии Галичины работали легально, опирались на широкие массы и придерживались центристских, умеренных позиций. Даже наиболее социалистичеки настроенные украинцы требовали равенства с поляками, выдвигали идеи объединения всего украинского народа в единой независимой державе, как, например, молодой радикал Юлиан Бачинский в 1896 г. в своей книге «UkrainaIrredenta«. Накануне первой мировой войны в Галичине присутствовал целый спектр легальных партий разной степени популярности: от маловлиятельных Католического союза, марксистских социал-демократов и Русской национальной партии, созданной русофилами на деньги царской России, до популярных в массах национал-демократов.

Но самым главным был не партийный активизм в узком кругу интеллигентов, а массовое национально-демократическое движение украинцев Галичины на рубеже ХІХ-ХХ вв. Это было обусловлено либеральным режимом Австро-Венгрии, который давал широкую свободу слова и общественной деятельности. Сильно повлияли высокоорганизованные чехи и немцы. Наибольшее влияние оказало противостояние с поляками, которые стали на путь экономической и культурной модернизации для будущего возрождения нации и государства, что заставило украинцев идти тем же путём. Сознательные украинцы взяли на вооружение лозунг «Опирайся на собственные силы!». Возник новый тип лидеров (проводников), сочетавших качества преданных делу национального возрождения идеалистов и прагматиков-менеджеров.

Товарищество «Просвіта» бросило силы на подъём образования, культуры, политической грамотности селян. К 1914 г. товарищество имело 77 местных отделений, 3 тыс. читален и библиотек, 36 тыс. членов во Львове и 200 тыс. — в сельских читальнях. Читальни были популярны в массах, при них возникали хоровые и театральные кружки, спортивные секции. Эти, как нынче модно говорить, «ячейки гражданского общества» решили проблему ликвидации безграмотности, отвлекли массы от церкви и пьянства. Военно-спортивные общества «Сокол» и «Сечь» давали молодёжи не только специальную подготовку, но и прививали им дисциплинированность, знания, патриотизм. К 1914 г. общества имели 974 местные ячейки, насчитывали 33 тыс. членов, а для их развития многое сделал соратник Ивана Франко, социалист Кирилл Трилёвский.

Дискриминация поляками украинцев в области образования привели к чудовищной несправедливости: в начальной школе украинцы имели вдвое меньше классов и учителей, чем поляки; среди учеников средних и ремесленных школ было только 16% украинцев; поляки имели 30 гимназий, а украинцы — две; во Львовском университете только 30% сткудентов были украинцами, а из 80 преподавателей украинцев было только 8. Украинцы боролись за дополнительные финансируемые государством местах для украинцев в университете и гимназиях, но их не хватало. Поэтому украинская громада на частные пожертвования содержала ряд школ, ремесленных училищ, гимназий, поддерживала студентов университета.

Кроме национально-культурных, лидеры галицких украинцев с некоторым опозданием обратились к социо-экономическим проблемам. Из-за своих социального положения и психологии они не воспринимали революционные методы, распространёнными в России, а выступили за взаимопомощь путём кооперации. Родоначальником кооперативного движения в Украине был Василий Нагирный. Получив богатый опыт в Швейцарии, он стремился обучить украинцев коммерции, например, путём купли-продажи больших партий продукции для вытеснения посредников-спекулянтов. Эта коммерция была направлена отнюдь не на обогащение кучки капиталистов: сэкономленные средства использовались на социальные и культурные цели. Возникли знаменитые кредитные союзы для вытеснения ростовщиков. В 1904 г. был создан Центральный союз украинских кооперативов, который насчитывал 550 филиалов и 180 тыс. членов.

Итак, галицкие украинцы, которые до этого были тёмной, забитой массой и «дойной коровой» для панов, польских и еврейских спекулянтов и ростовщиков, становились образованной, национально сознательной, политически активной и экономически самодостаточной нацией благодаря тому, что научились взаимопомощи, солидарности, непрерывному труду и борьбе за свои цели. Украинский национализм «вырос из коротких штанов» издания культуртрегерских журнальчиков и интеллигенческих «тусовок». Теперь это было мощное движение с широкой социальной базой. И если исходить из того, что настоящий социализм — это в пределе высшая форма самоорганизации, а не концлагерь, то выходит, что украинский национализм имел отчётливые социалистические черты.

Небольшое «лирическое отступление»

Напрашиваются интересные сравнения. Западноукраинские «народовцы» сумели сделать то, что не удалось русским народникам. В царской России «народники», в частности образованные молодые члены «Земли и Воли», отрекаясь от семьи и родителей, уходили на село, чтобы послужить делу просвещения крестьян, но тёмные селяне им не верили, видели в этом «барскую затею» безбожников-»антилихентов», иногда выдавали их царской охранке и не очень интересовались просвещением. Наступил кризис народовольческих революционеров, которые разуверились в крестьянстве. На сцену вышли боевики из «Народной Воли» и «Чёрного Передела», которые решили опереться на террор и героизм. Таким образом, невозможность революционных интеллигентов рационально решать социальные вопросы из-за особенностей своей психологии и тирании царского режима привела к эскалации разрушительных страстей.

Напротив, национал-демократы Западной Украины вели самоотверженную работу по развитию образования и культуры селян без лишних «трагедий» и «истерик», отчасти благодаря либеральному режиму в Австро-Венгрии, отчасти же из-за того, что их деятельность была подчинена ежедневному созидательному труду. Интеллигенты в России оказались намного более оторванными от народа, чем в Галичине: оказалось, что близкое происхождение галицких интеллигентов «от хлопа и от попа», за что их презирали поляки, — это не так уже и плохо. Сходство галицких и русских интеллигентов видится в том, что в основе их психологии лежали догматизм, аскетизм, религиозность в вопросах нерелигиозных, в т.ч. социальных, даже не смотря на декларируемый атеизм. («Полный и окончательный» атеизм наступил только сейчас, когда всё делается за деньги и для карьеры). Но у русских интеллигентов, по Бердяеву, были сильны апокалиптика, нигилизм и природный дионисизм, а у галичан имели место аполлонизм и рационализм, которые дают возможность сконцентрировать усилия на рутинной, но необходимой работе. В целом, это любопытная и толком не исследованная тема, которая иллюстрирует известную из глубинной психологии «амбивалентность» психических импульсов — направленность их во благо и во зло, иногда одновременно.

Следующая деталь. Те, кто изучал марксизм-ленинизм в советское время, помнят, что большевики ставили задачи, в том числе, коллективизации и культурной революции, под которой понималось, в первую очередь, ликвидацию безграмотности, внедрение коллективизма, обучение и воспитание новых кадров и научного мировоззрения и т.д. Всего этого большевики добивались своими фирменными людоедскими методами, включая террор, голодомор, уничтожение церквей и исторических памятников. А вот галицким национал-демократам многое из перечисленного удалось сделать абсолютно мирно, на добровольной основе, включая объединение граждан в кооперативы. Ведь пресловутый советский колхоз, по идее, должен был быть добровольным объединением мелких производителей в кооператив. Известно даже крылатое выражение Ленина о том, что «социализм — это строй цивилизованных кооператоров», но практика коллективизации привела к созданию террористической рабовладельческой системы. Так «умеренно социалистические» галицкие национал-демократы достигли больших успехов в социализме, чем большевики. Более того, многие социальные проблемы, которые большевики решали «сверху» силой репрессивного аппарата, в Галичине решались добровольным движением широких масс украинцев. Разница лишь в том, что галичане делали это медленно в течение многих лет, а большевики вынуждены были делать «большой прыжок» в течение короткого промежутка времени, и они таки сделали невозможное ценой страшных трегадий, но это уже другая тема.

И последняя деталь. Опираясь исключительно на собственные силы, за исключением некоторой скромной поддержки восточных украинцев, массы галичан под руководством национал-демократов в течение весьма краткого промежутка времени сумели добиться колоссальных успехов, преодолевая дискриминацию поляков, при отсутствии национального государства. Взгляните на тех, кто нынче называет себя национал-демократами да и всю нацию в целом!.. То ожидают помощи от Запада, то — от России, то от буржуйско-заграничных инвесторов, то от отечественных бандитов, которые нынче называются «олигархами». Товарищества им. Шевченко и «Просвіта», кстати, существуют и сейчас, причём, как заверяют нас те, кто кормится около этой «кормушки», они «опікуються» культурой и духовностью… При этом они требуют государственных дотаций и влачат жалкое существование…А во времена Австро-Венгрии всё это работало на частных пожертвованиях и энтузиазме масс! Кстати, вы знаете где находится ближайшее филиал «Просвіти» с библиотекой, хоровым и театральным кружком? А ведь нынче для них есть просто уйма работы, ибо, не смотря на то, что нынче у нас вроде бы все грамотные, кругом интернет, университеты-академии и прочее «информационное общество», но интеллектуальный и морально-психологический уровень, похоже, ниже, чем в забитом галицком селе на рубеже ХІХ-ХХ веков!

Украино-польская конфронтация

Политическое и национальное развитие украинцев и поляков привело к резкому обострению отношений между ними. Поляки считали Галичину основой своей будущей державы и отстаивали единство Галичины — западной (польской) и восточной (украинской). Украинцы требовали отделения Восточной Галичины, чтобы иметь там свою базу. Высшие, имущие классы Галичины составляли преимущественно поляки, а украинцы отождествлялись с низшими, неимущими классами и не хотели больше с этим мириться. В начале ХХ в. конфликт из борьбы между двумя национальными элитами вырос до угрожающей конфронтации между двумя народами.

Накануне мировой войны украино-польский конфликт разворачивался вокруг трёх основных позиций: социально-классовый вопрос, споры вокруг университета и образования вообще, требование избирательных реформ.

Сельхозрабочие за работу в польских поместьях получали мизерную плату. Поэтому в 1902 г. рабочие под влиянием украинских радикалов и при поддержке национал-демократов начали во время жатвы массовую организованную забастовку, охватившую более 100 тыс. участников. Помещики обратились к властям за «наведением порядка», но не смотря на сотни арестов, стачка продолжалась, пока паны не пошли на уступки.

Острым был конфликт во Львовском университете, где поляки всячески ограничивали использование украинского языка. Украинские студенты взбунтовались против этого и потребовали либо устранить языковую дискриминацию, либо создать отдельный украинский университет, в чём их поддержали массы украинцев, даже селяне. Польские власти игнорировали эти требования, а конфликт перешёл в «горячую стадию»: вооружённые палками украинские и польские студенты вели настоящие бои в аудиториях; в 1901 г. украинские студенты начали массово бросать учёбу; в 1907 г. прошли массовые демонстрации украинцев против университетских властей; в 1910 г. в стычке был убит украинский студент Адам Коцко. Австрийское правительство поняло, что пора действовать, и пообещало до 1917 г. создать отдельный украинский университет, но началась война.

К жестокой межнациональной напряжённости приводила цензовая система выборов в галицкий сейм и венский парламент, которая вела к дискриминации украинцев. Кроме того, местное пропольское правительство края нагло манипулировало результатами выборов. Имела место фальсификация списков избирателей. За несколько чачсов до начала изменялись место и время выборов. Похищались урны с бюллетнями. В избирательных комиссиях не было украинцев. Украинских кандидатов бросали в тюрьму по мелким обвинениям, чтобы помешать им вести предвыборную агитацию. В 1895-97 гг. это привело к массовым столкновениям селян с полицией, которые закончились убитыми, ранеными и сотнями арестованных. (Правда, что-то очень знакомое? Профессия «пидрахуя кидаловича» имеет давнюю историю!) В 1907 г. в Австро-Венгрии было введено всеобщее избирательное право, что резко увеличило представительство украинцев, но их все равно было непропорционально мало из-за мошенничества польских властей края. В 1908 г., протестуя против этого, украинский студент Мирослав Сичинский убил губернатора Анджея Потоцкого. Этот инцидент показал, что украино-польские отношения подошли к опасной черте. Невозможность рационально решить межнациональные проблемы из-за твердолобой неуступчивости поляков привела к тому, что украинские радикалы в довольно мирной Галичины стали обращаться к терроризму, наподобие эсеровских боевиков царской России.

Были и попытки достичь компромиса. Украинские и польские социалисты Иван Франко и Феликс Дашинский гневно осуждали национализм обеих сторон и призывали трудящихся обеих наций к солидарности во имя общих целей. В роли посредников пытались выступать восточные украинцы Антонович и Кулиш, которые опасались, что эта вражда поставит под угрозу их пребывание в крае. Успокоить ситуацию пыталось и центральное правительство в Вене.

Но проблема была намного глубже. Среди поляков быстро распространяло своё влияние ультра-националистическое движение во главе с Польской национал-демократической партией Романа Дмовского. Польские националисты также основали сеть селянских организаций, обрели популярность среди городского среднего класса, студентов, интеллигенции. Итак, к началу первой мировой войны украинцы и поляки в Галичине противостояли как движения с широкой социальной базой, которые упрямо отказывались идти на уступки друг другу. Мировая война привела в Европе к взрыву национализма и фашизма разных «модификаций», включая сталинизм. Западноукраинский национализм начал утрачивать социал- и либерал-демократическую направленность и обретать всё более радикальные, даже экстремистские черты.


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8]

 

Категорія: Історія | Додав: Bog_Bod (13.06.2013) | Автор: Александр Карпец W
Переглядів: 204 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]